POLYLOGUE

Полилог №4, декабрь 2011

Скачать Полилог № 4

Содержание:

Владислав Кулаков Стихи после стихов

Стихи Виктора Кривулина в этой статье прочитываются в первую очередь через попытку исторического самоопределения неофициальной культуры. Также рассматривается образный ряд некоторых стихотворений, ключевых, по мнению автора статьи, для поэтики Кривулина. 

Александр Житенев Образные коды «другой культуры» в поэзии Виктора Кривулина 1970-х гг.

В статье исследуется образное выражение теоретического осмысления неофициальной культуры в поэзии Виктора Кривулина. Автор выделяет ряд ключевых кодов и прочитывает через них стихи 1972-85 годов. 

Михаил Павловец О стихотворении В.Кривулина «Хлопочущий Иерусалим»: литературоведческий комментарий к комментарию лингвистическому

В статье подробно анализируется стихотворение «Хлопочущий Иерусалим». Автор продолжает, а иногда и оспаривает наблюдения, сделанные в исследовании Людмилы Зубовой. В результате подробного анализа автор приходит к выводу о наличии в этом стихотворении сложной двуплановой полемики и с установкой на эстрадный успех, и с претензией на особую духовность петербургской поэзии того времени. 

Мария Гельфонд «Я читал Боратынского…»: Виктор Кривулин

Статья посвящена крайне важному моменту в становлении и развитии поэтики Кривулина, а именно – взаимосвязям и перекличкам с поэзией Боратынского. Также отмечается важность Боратынского для всей ленинградской поэзии 1960-90 гг. 

Александр Житенев «Сельва сельваджо» «многослойного разговора»: несколько замечаний о романе В. Кривулина «Шмон»

В статье заходит разговор о прозе Кривулина, которая исследована еще меньше, чем его поэзия. Автор рассматривает Кривулина не только как идеолога и теоретика «второй культуры», но и как ее критика. В романе «Шмон», по его мнению, эта культура описана как маргинальный феномен, неспособный решить значительную часть стоящих перед ним задач. 

Людмила Зубова Виктор Кривулин: свобода в тесноте стихового ряда

Большая работа Людмилы Зубовой исследует поэзию Виктора Кривулина с разных точек зрения – синтаксис, лексика и ее системные связи, анализ образной структуры и литературного контекста стихотворения и др. Также автор рассматривает Кривулина как идеолога и лидера неофициальной культуры, много сделавшего для ее осмысления и исторического обоснования. 

Юрий Орлицкий Особенности строфики Виктора Кривулина

Автор исследования полагает, что Кривулину свойственно «строфическое мышление», и потому уделяет особое внимание анализу строфических особенностей стихотворений. Наибольшее значение, по его мнению, имеет работа с формой сонета, причем как традиционного, так и видоизмененного. Именно анализу сонета и посвящена большая часть данного исследования. 

Виктор Кривулин Шестое стихотворение, данное в контексте: «ПОЛДНЯ ДЛИНОЙ В 11 СТРОК» (рассказ, записанный как приписка к письму)

Это эссе-комментарий подробно описывает процесс работы над несколькими стихотворениями, но и не только – оно также удивительным образом передает атмосферу времени и то почти неуловимое состояние, которое предшествует появлению стихотворения. 

Петербург – Москва – Петербург: два поэтических вечера Виктора Кривулина (расшифровка аудиозаписи)

Публикация представляет собой расшифровку аудиозаписи, сделанной Ильей Кукулиным на двух вечерах Виктора Кривулина – 2 декабря 1999 г. в РГГУ и начала января 1999 г. в музее-квартире А.С. Пушкина на Мойке. Расшифровка подготовлена студенткой ИЖЛТ Анастасией Колесовой при деятельном участии Михаила Павловца, Ольги Кушлиной, Людмилы Зубовой, Аркадия Блюмбаума. 

Виктор Кривулин: «Поэзия – это разговор самого языка“ (интервью Владислава Кулакова)

В этом интервью поэт высказывает важные мысли о сути поэтического творчества и о соотношении советской официальной литературы и неофициальной культуры. Также приводятся исторические факты, интересные с биографической точки зрения. Это интервью было уже несколько раз опубликовано, но мы его перепечатываем, так как многое из высказанного в нем имеет ключевое значение для понимания и творчества Виктора Кривулина, и русской поэзии второй половины ХХ века в целом. 

Самый добрый, умный, открытый всем человек – это Кривулин…» (интервью И. Кукуя с Т. Горичевой о Викторе Кривулине и журнале «Тридцать семь»)

Эксклюзивное интервью, взятое у Татьяны Горичевой Ильей Кукуем в октябре 2011 года, содержит сведения, необходимые для восстановления некоторых лакун в истории русской неподцензурной поэзии, кроме того, оно живо рисует облик поэта на раннем этапе его творческого пути. 

Валентина Симоновская Портрет поэта

Небольшая заметка о первой встрече и дальнейшем общении с Виктором Кривулиным дополнена графическими портретами, выполненными Леонидом и Николаем Симоновскими. 

Сергей Стратановский Памяти Виктора Кривулина

Эта публикация представляет собой, скорее, первоначальный набросок к будущим воспоминаниям: «…мне трудно писать о нем: лицом к лицу лица не увидать и вспоминается множество эпизодов и деталей, из которых нелегко составить цельную картину», – отмечает Сергей Стратановский. Больше всего здесь говорится о раннем этапе, о вхождении Виктора Кривулина в литературный процесс того времени. Эти сведения любопытным образом перекликаются с двумя интервью, помещенными в этом же номере. 

Константин Кравцов О книге «Композиции»

Это не столько рецензия в полном смысле этого слова, сколько отзыв внимательного и временами даже пристрастного читателя. Для Константина Кравцова Кривулин – это в первую очередь религиозный поэт и церковный художник, созидающий своим творчеством новые духовные смыслы.

11.01.2012, 204 просмотра.